Наши услуги



Отзывы


Не очень удобная компания, если вы новый клиент, время горит и вам нужно сделать очень срочный перевод. Предоплата для первого заказа – на это часто просто нет времени. Дорогая «Лондон-Москва», своим клиентам нужно доверять!
Частное лицо

Все отзывы Все отзывы


Новости


Архив новостей Архив новостей


О переводе и переводчиках

Языковой конфликт и национальное самосознание


Язык – не только средство взаимодействия и общения. Это не просто один из инструментов управления государством. Язык – это ещё и символ самосознания. Когда группа людей выбирает для общения определённый язык, она демонстрирует своё национальное самосознание – и себе, и всему миру. В истории человечества довольно много примеров, когда язык приобретал дополнительное культурное, идеологическое значение для какого-либо народа или социальной группы.

Вот лишь несколько примеров «конфликтующих» языков: хинди и урду, норвежские букмол и нюношк, сербский и хорватский, французский и окситанский, испанский и гуарани в Южной Америке, испанский и каталанский, и т.д. Большинство случаев языковых конфликтов очень схожи. По сути, это споры об официальном языке между отдельными группами людей внутри единого народа или государства. В результате какой-то определённый язык (или его диалект) у одних находит поддержку, а среди других встречает сопротивление.

Будучи средством коллективного самоопределения ещё с древних времен, язык стал главным инструментом формирования национального самосознания среди разнородного населения. Но пока не возникает конфликта идеологий, носители даже самых несхожих языков могут вполне мирно уживаться на одной территории. Эти языки могут быть как родственными, так и совершенно разного происхождения. Споры (а иногда и настоящие войны) начинаются, когда встаёт вопрос о самосознании, и тогда язык, как один из самых главных его символов, становится яблоком раздора. Любая, даже самая незначительная особенность языка, обычно интересная только узкому кругу специалистов, превращается в предмет бурных общественных дискуссий. Такой особенностью может стать написание, произношение, система склонений, порядок слов, лексический состав языка и пр. При этом то, что одна сторона конфликта считает приемлемым, другой будет отвергнуто, и наоборот. Если деятельность группы, несогласной с текущей ситуацией вокруг того или иного языка, становится организованной, то языковые конфликты будут продолжаться, пока не разрешится конфликт идеологический. Это может стать частью процесса политической борьбы и привести к территориальному и политическому расколу некогда единого общества.

Пока язык не воплощает собой национальное самосознание и определённую борьбу, население особо не интересуется вопросами лингвистики – языковой конфликт либо вовсе не имеет места, либо отходит на второй план. Если человек не говорит на официальном языке, или если его родной язык не является официальным там, где он живёт, его жизнь становится сложнее. Поэтому он вынужден учить официальный язык. Но он не будет организовывать политическую партию для борьбы с этим официальным языком или изменения статуса своего родного языка и т.д. – до тех пор, пока на национальном уровне не появится альтернативная идеология. Например, в Парагвае вполне мирно уживаются гуарани – язык индейцев, используемый в повседневном общении практически всем населением страны, – и испанский. Национальное самосознание у населения Парагвая развито очень сильно. Но оно не проявляется в каком-либо соперничестве между этими языками. Гуарани – язык повседневного, личного общения, испанский же чаще используется в официальной обстановке.

Но как только появляется альтернативная национальная идеология, язык, наряду с остальными элементами культуры, становится мощным инструментом идеологической борьбы. Примером этого являются языки хинди и урду. С лингвистической точки зрения разница между ними незначительна. Изначально основное различие заключалось в письменности. Само по себе это различие не порождало конфликта – зато стало его частью, когда в северной Индии возникла идея отделения мусульманской части индийского общества. Инструментом сепаратизма послужил урду. Его носители хотели сделать свой язык более убедительным символом национального самосознания, продемонстрировать его отличие от хинди, языка индуистов, и потому начали намеренно вносить в урду изменения. Изначально носители этих двух языков прекрасно понимали друг друга при разговоре, а если они знали обе письменности, то при письме и чтении тоже не испытывали трудностей. Но затем эти языки стали инструментами борьбы конфликтующих групп и подверглись изменениям. Носители хинди, в стремлении «очистить» свой язык от арабского и персидского влияния, стали заимствовать всё больше элементов из санскрита, в то время как носители урду начали действовать ровно наоборот: заимствовать персидские и арабские слова и по мере возможности избавляться от наследия санскрита.

Этот случай не уникален: если разницы между языками нет или практически нет, она при необходимости может быть создана искусственно. Следовательно, зачастую конфликты возникают не из-за различий между языками, а наоборот, эти различия подчёркиваются и создаются на почве национальных конфликтов.


Разместить заказ




Бюро переводов «Лондон-Москва» — многопрофильное агентство, которое осуществляет свою деятельность на основе долгосрочного сотрудничества с частными и корпоративными клиентами.  корректный и терминологически выверенный перевод текстов самой различной тематики, синхронный перевод.
+7 (495) 120 75 77
Бюро переводов «Лондон-Москва»
Бюро переводов «Лондон-Москва»